27 лет после первой резолюции СБ ООН

Сразу после принятия СБ ООН первой – 822-й резолюции, признаться, мы пережили двоякое чувство. Конечно, обидно было за то, что мы не смогли защитить этот стратегически важный (во всех смыслах!) район от армянской оккупации — враг взял самый крупный район Карабаха и укрепил географическую связь Нагорного Карабаха с Арменией. Но, несмотря на это, были определенные надежды и ожидания, что после принятия специальной резолюции по Кяльбаджару кардинально изменится вся ситуация в нагорно-карабахском военно-политическом театре.

Дело в том, что до этого уже часто слышались призывы о том, что наши дипломаты должны работать непосредственно с ООН – мол, мы должны непосредственно обратиться в этот самый верховный орган мира и требовать непосредственно от него прямого вмешательства в нагорно-карабахский процесс.

Поэтому, как ни странно, после принятия первой резолюции были определенные надежды и ожидания, хотя уже в тексте первой резолюции ООН по оккупированным районам была определенная и явная аморфность и «обтекаемость».

Но все же тогда мало кто предполагал, что освобождения Кяльбаджара придется ждать больше 27 семь лет. Самое главное, мало кто предполагал, что освободят его не ООН, не по ее призыву какие-то государства, а сама Азербайджанская Армия…

Сейчас многим кажется, что мы совсем уж зря ждали все эти годы. Но это только кажется. Во-первых, за все эти годы мы создавали политический, экономический и дипломатический базисы для освобождения Карабаха. Эти годы прошли вовсе недаром: небольшая постсоветская республика стала государством – лидером региона, начала председательствовать в такой важной организации, как Движение Неприсоединения, была непостоянным членом даже СБ ООН, одним из самых важных и перспективных нефтегазовых государств всего постсоветского пространства!

Вместе с тем, конечно же, мы должны уметь извлекать определенные уроки из ситуации. Первым уроком является то, что в мире все еще считаются с силой – собственный суверенитет, территориальную целостность в первую очередь должна защитить и обеспечивать каждая страна сама. К сожалению, в этом мире мало кто искренно относится к своим партнерам.

Многие ищут прежде всего уязвимые точки в системе безопасности тех или иных государств, среди которых следует особо выделить этнические и религиозные конфликты. И нам не повезло именно в этом аспекте. Наше национально-освободительные движение совпало с периодом всплеска этнического сепаратизма в регионе. Например, в Балтийском регионе этого не было, поэтому им удалось раньше всех преодолеть путь к независимости и суверенитету. Имперские силы не смогли найти там уязвимые точки, им не удалось спровоцировать раздор и недовольство между балтийскими республиками.

У нас же — на Южном Кавказе им удалось запустить механизмы сепаратизма, открыто предлагая выбор — или независимость с потерей части территорий, или же отказ от части собственной независимости ради сохранения территорий…

Но все ли извлекли из этой ситуации необходимые уроки? Насчет Азербайджана и Грузии уверены. А вот подобное не можем сказать про Армению. Она могла бы извлечь уроки еще в начале прошлого века: ведь на какие уступки не пошли тогда отцы-основатели азербайджанской независимости, чтобы обеспечить приемлемый политический климат в регионе. Мы им уступили Ереван, предложили создать Кавказский Дом, когда о схожем — Шенгенском Союзе в Европе даже не задумывались!..

Но увы! Они и тогда твердили о «великой Армении» меж двух морей! Даже в эти дни, когда после тридцати лет противостояния, наконец-то, в процессе тронулся лед, Москва и Баку взялись за решение проблемы, даже после того, как и Ереван поставил подпись под трехсторонним соглашением, почти половина политического спектра Армении продолжает твердить старое: якобы закончился только «один этап» войны, якобы у Еревана еще остались «шансы», чтобы «наверстать упущенное», вернуть «былое преимущество»…

Гусейнбала Салимов. 2020/11/26 13:06

Рубрика: Маншет, Политика

Тема: 27 лет, после первой резолюции, СБ ООН


Лента