А сколько в России туркменских или азербайджанских школ?

Вот интересно, как квалифицируются межгосударственные отношения стран Содружества Независимых Государств (СНГ)? Все еще как равноправные, как это предполагалось при его создании в 1991 году, или Россия официально все еще считается государством-продолжателем СССР со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами?

Ведь все бывшие республики СССР, за исключением прибалтийских, решившие после его распада в декабре 1991 года и «основываясь на исторической общности народов, связях между ними, учитывая двусторонние договоры, стремление к демократическому правовому государству, намерение развивать свои отношения на основе взаимного признания и уважения государственного суверенитета», образовать Содружество Независимых Государств, вступили в новое образование как независимые, суверенные государства. И при условии обеспечения равноправного участия субъектов распадающегося Союза и признания всех государств СНГ в качестве учредителей.

В подписанном 21 декабря 1991 года всеми бывшими республиками СССР, за исключением Грузии, присоединившейся к структуре в 1993 году, Алма-Атинской декларации, закреплялось положение о том, что взаимодействие участников организации «будет осуществляться на принципе равноправия через координирующие институты, формируемые на паритетной основе и действующие в порядке, определяемом соглашениями между участниками Содружества, которое не является ни государством, ни надгосударственным образованием», соответственно – не имеет наднациональных структур и полномочий. Т.е., все страны-члены, а их на сегодня 9 – Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Узбекистан, плюс ассоциированный член Туркменистан, у Украины спорный статус, а Грузия покинула СНГ в 2008 году, — являются суверенными, независимыми, самостоятельными субъектами международного права.

Но тогда в чем же дело? На каком основании Россия при любом удобном случае считает возможным для себя выступать в отношении стран-членов СНГ в качестве государства-продолжателя СССР? Ведь даже в высшем органе организации — Совете глав государств СНГ в порядке рокировки председательствуют все страны.

В частности, по какому-такому праву МИД РФ вмешивается во внутренние дела Туркменистана, выражая недовольство расформированием русских классов в школах Ашхабада и, даже, направляет по этому поводу туркменскому внешнеполитическому ведомству ноту? И с чего это Туркменистан считает нужным оправдываться перед Россией «необходимостью соблюдения санитарно-гигиенических норм» перед новым учебным годом?

Да, МИД России при этом ссылается на положения «Договора о дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Туркменистаном от 23 апреля 2002 года, предусматривающего поощрение изучения русского языка в Туркменистане и туркменского языка в Российской Федерации». Но ведь речь в статье 14 Договора идет лишь о «поощрении» изучения и распространения русского языка в Туркменистане и туркменского языка в Российской Федерации, а не об учебных заведениях или классах с русским языком преподавания. И, несмотря на это, в Туркменистане, как видим, действует русская школа и функционируют русские классы. Так, согласно Википедии, на 2018 год в стране работала одна российская школа, выдающая российские аттестаты о среднем образовании, а также есть русские классы в школах Ашхабада и областных центрах Туркменистана. Русский язык изучают как иностранный наряду с английским языком во всех школах Туркменистана, а также в группах русского языка в детских садах. И только перед началом 2020/21 учебного года в ряде школ Ашхабада были расформированы русские классы, также на правительственном уровне начали рассматривать вопрос об организации платных русских школ и ликвидации к 2030 году классов с русским языком обучения.

Кстати, в 2002 году на деньги Газпрома была построена туркмено-российская общеобразовательная школа имени А.С.Пушкина с обучением на русском языке, в этом году был проведен ремонт на деньги Газпрома, а губернатор Санкт-Петербурга передал современное оборудование для нового класса робототехники. И это достойный подражания факт.

Разумеется, важность изучения любого иностранного языка, в том числе русского, в данном случае даже не обсуждается. Речь о другом  – почему Москва считает для себя позволительным вызывать на ковер дружественную себе страну по вопросу, который не нашел соразмерного решения в самой России?

Ведь школ с преподаванием на туркменском языке или классов с изучением туркменского языка в России, согласно Google, к сожалению, нет. Туркменский язык в качестве второго иностранного языка преподается лишь в МГИМО. И все. А ведь в России проживают согласно официальным сведениям 33 тыс. туркменов, и это исключая гастарбайтеров, но если учесть, что число азербайджанцев официально равно 622 тыс., а в действительности, по разным оценкам, колеблется в пределах двух-трех миллионов, то цифры официальной статистики не вызывают особого доверия и их стоит умножать на 3-4.

Кстати, а есть ли в России азербайджанские школы или классы с изучением азербайджанского языка? В Москве, как известно, функционирует средняя общеобразовательная школа номер 157 с этнокультурным азербайджанским компонентом, что, видимо, означает, что в школе преподается азербайджанский язык, директор школы и часть учителей азербайджанцы по национальности. Информации о других азербайджанских школах во всемирной паутине найти не удалось, да и надежды не было.

Между тем, в Азербайджане функционируют не просто классы с преподаванием русского языка при азербайджанских школах, а существуют русские школы и число их неустанно растет. К слову сказать, Азербайджан во всем СНГ идет в авангарде по числу русскоязычных школ. Согласно информации 2019 года, которые привел профессор Губад Ибадоглу (https://m.zerkalo.az/russkij-sektor-obhoditsya-gosbyudzhetu-v-100-millionov/), из 4500 общеобразовательных школ, где на тот период обучались 1,6 млн. учеников, в стране насчитывались 342 школы, в которых на русском языке обучались 120 тыс. детей. Из них в 16-ти школах не было азербайджанского сектора, т.е. эти учебные заведения преподавали исключительно на русском языке. А на тот момент за последние три года количество обучающихся на русском языке школьников увеличилось на 50%. Так, в 2018-2019 учебном году в первые классы общеобразовательных школ страны было зачислено 165 780 детей. Из них 9 процентов, или 15 032 детей подали заявки на обучение именно в русском секторе. Доля учащихся в русском секторе на тот период составляла 7,5% всех учеников, а  расходы на обучение на русском языке — 100 тысяч манатов.

В настоящее время, в Азербайджане в более чем в 300 общеобразовательных школах по всей стране, 18 местных вузах и 38 средних специальных учебных заведениях преподавание ведётся на русском языке.

А вот в Украине с 1 сентября все русскоязычные школы перешли на украинский язык обучения. В Молдове с 1989 года по 2000 год число русских школ (без учёта Приднестровья) сократилось с 301 до 260, в Армении вообще перестали функционировать государственные школы с русским языком обучения аж с 1993 года. Действуют лишь русские классы при армянских школах, и то для детей с гражданством других стран или принадлежащих к национальным меньшинствам.

Да, в недавнем прошлом, когда  все мы были гражданами единой страны, преподавание русского языка в школах, функционирование русских школ, даже русских групп в детских садах было обязательным во всех городах и районах входящих в состав СССР республик. Но сейчас-то, когда все страны суверенны, независимы, имеют свой государственный язык, откуда такая обязаловка и настойчивая то ли просьба-вынуждение, то ли требование со стороны России? Да, знание второго языка всегда есть преимущество, тем более, если преподавание в таких школах организовано на высоком уровне и качественно отличается от образования в национальных школах, как это часто наблюдается. Но это вопрос к Минобразования. Возникает вполне закономерный вопрос: почему игра идет в одни ворота? Почему в России нет школ с преподаванием на языках всех других стран-членов СНГ? Или, почему в этих странах нет государственных школ с преподаванием на других, кроме русского, языках – скажем на турецком в Азербайджане и в государствах Центральной Азии, или на английском или французском? Да, есть частные школы с преподаванием на иностранных языках, но почему страны СНГ должны финансировать только русскоязычные школы? Почему под дискриминацию попали другие языки?

Любое государство обязано финансировать школы с преподаванием на государственном языке, но если какое-то иностранное государство хочет продвигать изучение своего языка в размере, выше предусмотренного законами конкретной страны, то пусть договаривается с представителями власти о строительстве и дальнейшем финансировании школ с преподаванием на языке своей страны за счет собственных средств или, скажем компаний, имеющих экономические интересы в стране пребывания. Как это делал Газпром в Туркменистане. Допустим, Лондон хочет приобщать азербайджанских детей к языку Шекспира, пусть ВР строит в Азербайджане англоязычные школы, оборудует их, финансирует весь образовательный процесс. То же самое касается других крупных компаний, которые работают в странах СНГ.

Да, русский язык – это язык Пушкина и Толстого, Достоевского и Тургенева, Чехова и Горького, многие из нас получили образование на русском языке, выросли на русской классике и читали ее на языке оригинала. В нашей стране, в частности, и сейчас с особой деликатностью относятся к этому вопросу, подтверждением чего является рост потребности в русских школах. Однако, этот факт не снимает с повестки поставленные вопросы. Есть над чем задуматься…

Мира Гасанова. 2020/09/16 21:00

Рубрика: Маншет, Общество, Политика

Тема: русские школы, СНГ, Туркменистан


Лента