Евгений Ястребов: «В Азербайджане относятся к живописи очень эмоционально»

Этот российский художник  родился и вырос в Москве, но так случилось, что полтора года, которые он провел в Баку, перевернули его жизнь, и оказали колоссальное влияние на его  творчество.  

— Как вы решили стать художником?

— Не могу сказать, что в моей жизни был момент, когда я твердо решил связать свою жизнь с живописью. Мне просто всегда нравилось писать картины. Раньше я писал и раздаривал свои работы друзьям. Но сейчас понимаю, что тогда в моих творениях не было смелости и знаний. Я осознавал, что они не дотягивают до нужного уровня, а что необходимо, чтобы это исправить, не знал. В этом мне помог художник Эмин Гахраманов, который меня обучал во время моего пребывания в Баку.  Со временем у меня все начало получаться, и в этом большая заслуга  Эмина и моих друзей, а также сообщества Фейсбук,  которые оказывали мне колоссальную моральную поддержку. Правильно говорят: «не боги горшки обжигают». Еще чуть усилий и вот, началось получаться. Теперь я не боюсь работать широко и экспрессивно. Не боюсь испортить картину. Когда у меня получалось «красивенько», а надо честно и правильно, приходил Эмин и просто снимал все, что я написал мастехином, потом аккуратно стирал остатки краски растворителем и говорил:»Ну вот, теперь можешь сделать лучше» — это очень правильный подход. У художника есть все, чтобы сделать работу стоящей, художественной, главное — верить в свои силы.

— Как, по-вашему, человек выбирает профессию, или она его?

— Думаю, в человеке заложено все с самого начала. Надо в этом разобраться самому, понять свой путь и идти по нему. Человек не выбирает профессию, и профессия его не выбирает. Человек обладает внутренним миром, который ведет его по Пути. На этом Пути человек совершенствует свои навыки, которые либо ведут его дальше, либо он сворачивает и идет по другому пути, выбирая другую профессию. У меня всегда был навык коммуникации, он привел меня сначала в бизнес, в продажи, потом навыки управления привели меня в развитие компаний и бизнеса в целом. А навык понимания цвета, света и фактуры был в зачатке. Мне на Пути встретился Эмин, мой учитель, и по-новому открыл и развил этот навык, и я вот собрался выбрать путь развития своего творческого начала.

— На днях у вас состоялась выставка, могли бы немного рассказать о ней? И что в дальнейших планах?

— Цель этой выставки посмотреть критически на себя со стороны. Ведь приходят разные люди, у каждого свой жизненный опыт, разные мнения, разные взгляды. Кому то нравится, кому-то не очень. Да и со мной та же история: я долго шел к тому, что имею право предложить людям посмотреть мои работы. Чистое проявление эффекта Даннинга-Крюгера. Чем лучше делаешь, тем больше сомнений. Еще раз спасибо Эмину и всем моим друзьям и родным, кто поддержал меня и сказал» «Возьми и сделай». Вот результат. Здесь выставлены все мои работы, написанные в Азербайджане. В дальнейших планах учиться и совершенствоваться, познавать новый для меня мир искусства, узнавать новое, встречать новых людей, работать, работать и работать и когда буду готов вновь отвлечь людей, чтобы они пришли и посмотрели на мои работы, — сделаю новую выставку.

— Живопись — это искусство для всех или для избранных? Проявляет ли население в нашей стране интерес к живописи, и, каковы, на ваш взгляд перспективы развития данного вида искусства в Азербайджане?

— Когда я стал готовить выставку, то обнаружил что очень много сотрудников самых разных уровней оказываются тоже пишут картины. И у них получается! А потом узнал, что на стене у замечательного финансового директора висят работы, написанные его сотрудником, причем директор их купил! Это о чем говорит? Ему просто они понравились, и он их приобрел. На выставке я слышу отзывы о своих работах. Сюда пришли  не только мои коллеги и друзья художники, но также много других людей, которым интересна живопись.  Это говорить о том, что интерес к этому виду искусства, безусловно, есть. Что такое избранный? Для чего избранный? По социальному статусу, или по духовному богатству? — ведь, согласитесь, это не всегда одно и то же, скорее зачастую наоборот. Я считаю, что в Азербайджане люди очень эмоционально относятся к живописи. Они обсуждают, делают селфи у понравившихся работ, трогают на ощупь густые краски. Это правильно, я тоже прям вот хочу иногда в музее потрогать какую-либо картину. Потому как человек воспринимает мир не только глазами. Азербайджан удивительная страна, красивая, со множеством природных зон, здесь и пустыня и леса, и реки и горы и бескрайнее море. Здесь живут удивительно отзывчивые и добрые люди. Любят ли они живопись и искусство? Хорошее — да. Есть ли перспектива живописи в Азербайджане — несомненно!

— Чем вам близок экспрессионизм, что вы работаете в этом стиле? Можете ли назвать это течение — течением протеста, и если да, то против чего в ваших работах протестуете вы?

— Мне действительно нравится экспрессионизм. И не особо нравится классика, потому как это ближе к фотографии. Экспрессия позволяет выразить себя в рисунке, в картине. Мне нравится буйство красок, сочных, густых. Это сложное направление, как впрочем, и все другие, но получившаяся работа стоит того, она дает ощущение маленькой победы.

— Вы пишете, в основном, пейзажи, или не только их?

— Я не умею изображать людей — только учусь. На моей последней работе, которая не выставлена здесь, в Баку, появилась кошка. Написание портретов, считаю очень интересным направлением, без него не вижу себя как художника, поэтому буду развивать в себе эти новые для меня навыки, а чувство гармонии позволит, надеюсь, в итоге получить хорошие, стоящие портреты и новые более сложные композиции. Но!  Написание пейзажей, это реально захватывает! Я теперь по-другому смотрю на мир! Вижу оттенки, новые цвета и краски, новые полутона, для меня дерево стало более объемным, чем было до того, как я начал писать. Что касается бунтарства и протеста … ну нет, это не протест, это выражение себя через то, что я действительно так вижу, вернее сказать ощущаю. Небо над Хыналыгом действительно такое, вот, полосатое, оно отобразило меня в тот момент его написания. Этот пейзаж с вершиной над поселком Хыналыг есть отображение моего понимания природы в этом месте, в то самое время, когда картина писалась. Приеду в следующий раз, уверен, картина в итоге будет совсем другой.

— Природа – для вас источник вдохновения. А что тогда для вас город?

— Что касается города, то для меня он — необходимое место для коммуникации с другими интересными мне людьми, в первую очередь с моей семьей, моими друзьями. Я без него прожил бы с большим удовольствием. Моя стихия — это горы, море, река или озеро, это холмы и поля, грибной лес и рыбалка, в общем, жизнь на природе. Ну а город, так получилось, что в городах нам приходится жить.

— Иногда можно услышать мнение, что хороший художник — голодный художник. Понимаю, что вы с ним вряд ли согласитесь, но, с чем связана, по –вашему, такая точка зрения?

— С одной стороны голодный разум резче, более четко и контрастно воспринимает мир. Но это относится ко многим проявлениям. Бизнесмен, который «голоден» более дееспособный, у него быстрее крутятся мысли, он предприимчив, он идет к своей цели быстрее сытого. Сытый — хорошая цель для того, кто хочет опередить его, сытого, в конкурентной борьбе. Поэтому «голодный» художник, токарь, бизнесмен, пекарь и все прочие делают этот мир ярче и лучше. Сытые тоже делают, но с меньшей производительностью. Я, как вы понимаете, не о деньгах и еде, я об отношении к делу. Пикассо был очень состоятельный человек, но писал он до последнего дня неимоверно выразительные картины. Он не делал это «спустя рукава» как сытый, он всегда был голодным до искусства.


Лента

Аусвайс

2022/01/25 16:58