«К генералу Мурадову имелись как внешние, так и внутренние претензии, поэтому его решили сместить от греха подальше»

Шестимесячный срок миротворческой миссии России в Карабахе во главе с генералом Рустамом Мурадовым завершился. На его место назначен генерал-лейтенант Алексей Авдеев. Тем не менее, это первая рокировка на посту главы миротворческой миссии, пора подводить итоги деятельности Рустама Мурадова и понять, чего стоит ожидать Азербайджану от нового назначенца в зону ответственности миротворческих сил Алексея Авдеева.

Об итогах работы Рустама Мурадова, чего ждать от Алексея Авдеева и последнем приграничном конфликте между Азербайджаном и Арменией, рассказал в интервью # российский политолог Олег Кузнецов.

— Мандат генерала Рустама Мурадова завершился, на его место назначен Андрей Авдеев. Как можно оценить итоги мандатного срока Мурадова?

— Я бы был поосторожнее, с формулировками, я имею в виду понятие «мандат», так как он обозначает какие-то полномочия на определенный срок или на действия в определенных обстоятельствах. Вряд ли это понятие применимо по отношению к генералитету в целом и отдельно взятому генералу в частности, судьба которого очень часто зависит от воли Верховного Главнокомандующего или министра обороны.

Говоря об этой рокировке, должен обратить внимание на такое обстоятельство: если внимательно посмотреть на имеющиеся в открытом доступе биографии этих двух генералов, то невооруженным глазом видно, что Мурадов — строевик и боевой генерал, а Авдеев — штабист, за всю карьеру ни разу не бывший в старших и высших офицерских чинах на командных должностях. Понятно, что статус участника боевых действий он приобрел во время крымско-украинских событий 2014 года как начальник штаба Южного военного округа ВС РФ, но тогда этот статус в России получили еще многие тысячи военнослужащих, и его наличие у генерала Авдеева по большому счету ничего не значит. А вот замена строевика на штабиста — дело само по себе примечательное.

Генерал Мурадов в рамках своей компетенции решил основные задачи по размещению российского миротворческого контингента в Карабахе. Под его началом были определены границы зоны ответственности миротворцев, выбраны наиболее удобные позиции для размещения их постов с учетом местности, отработаны схемы внутреннего и внешнего взаимодействия на случай вооруженных провокаций, отстроена инфраструктура мест служебно-боевой деятельности военнослужащих, мест их квартирования, путей сообщения, оборудована система связи и оповещения.

Словом, был выполнен комплекс хорошо известных всякому военному человеку мероприятий, связанных с нахождением вооруженного контингента за пределами не только места постоянной дислокации, но и страны с целью выполнения миротворческой миссии. Иными словами, российские миротворцы под его началом в Карабахе плотно обосновались, где это необходимо зарылись в землю, тем самым подготовили всю необходимую материально-техническую базу для исполнения своей части Трехстороннего соглашения по Карабаху от 10 ноября 2020 года. Причем все это было сделано без нарочитой показухи, тихо, грамотно и профессионально, так, что не вызвало особого ажиотажа ни в азербайджанском, ни в армянском обществе.

Также хочу обратить внимание на еще одну деталь: в адрес генерала Мурадова высказывалось достаточно много нареканий как со стороны азербайджанской, так и со стороны армянской общественности, были претензии и по официальной линии. Так что отношение к его личности было скорее нейтрально-негативным, чем нейтрально-позитивным. К тому же внутри российского миротворческого контингента возникли свои скандалы, связанные с заведомо завышенными по объему поставками гуманитарной помощи армянскому населению, когда число ее получателей завышалось чуть ли не в полтора раза, что создавало широкий простор для махинаций с материальными ценностями в процессе их перераспределения.

Российская военная прокуратура также имела претензии к моральному состоянию российских миротворцев в контактах с армянским населением, кое-кого пришлось даже списывать к месту постоянной дислокации миротворческой бригады в Ульяновск. Так что к генералу Мурадову имелись как внешние, так и внутренние претензии, поэтому, я думаю, его решили сместить от греха подальше, чтобы все хорошее, что он сумел достичь, не было бы девальвировано впоследствии. Словом, ему не удалось обвести вокруг пальца армян, как он это проделывал и не раз с сирийцами.

— Какие ожидания от нового главы МС России? Будут ли решены те проблемы, которые  остались? 

— Я более чем уверен, что генерал Авдеев — человек иного склада характера, образа мысли и стиля поведения, чем генерал Мурадов. Для военного он имеет очень хорошее и систематическое образование, как начальник штаба сначала дивизии, затем — армии, а потом — военного округа имеет навык и богатый опыт общения с гражданской администрацией, прекрасно понимает, как военнослужащие и объекты военной инфраструктуры должны быть вписаны в гражданскую жизнь, где проходит черта между военной и гражданской юрисдикцией. Не хочу раздавать ему авансов, но, как мне кажется, назначение этого генерала на должность начальника российского миротворческого контингента в Карабахе должно означать начало нового этапа в процессе послевоенного урегулирования в регионе.

При генерале Мурадове российские миротворцы выполняли роль сдерживающего фактора, теперь они должны начать выполнять интегративную функцию — способствовать возвращению подконтрольных им территорий под юрисдикцию Азербайджана, начать разоружение остатков армянской армии в Карабахе и их вывод оттуда.

Для этого нужен другой темперамент, которого, похоже, не было у генерала Мурадова, но есть у генерала Авдеева, а если помнить, что темперамент человека — это его генетически обусловленная особенность, то в этом нет ничего плохого, просто один человек лучше решает одни задачи, а другой — другие. В российской миротворческой миссии в Карабахе начинается новый этап, для чего нужен другой командир с другим психотипом и складом характера. Этим и обусловлена, на мой взгляд, смена командующего российским миротворческим контингентом.

Также нельзя не обратить внимания на тот факт, что об этом стало известно сразу после завершения визита министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Баку и его встреч с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и главой внешнеполитического ведомства Джейхуном Байрамовым. Я думаю, что эта последовательность событий неслучайна, и без политики или политических мотивов здесь не обошлось.

Выше я говорил уже о том, что к генералу Мурадову имелись претензии по самым разным направлениям его деятельности, причем азербайджанская сторона их имела гораздо больше, чем армянская. Поэтому я думаю, что именно здесь следует искать причины замены генерала Мурадова. Очень похоже на то, что Москва в ответ на претензии Баку сделала жест доброй воли, причем он был запланирован заранее, тем самым Кремль был готов сделать этот шаг навстречу до того, как о нем было официально объявлено.

— Как вы оцениваете приграничный инцидент между Арменией и Азербайджаном? Ожидаете ли вы, что будет вооруженное противостояние?  

— Лично я, будучи в прошлом сотрудником Московского пограничного института ФСБ России, не рассматриваю те или иные процессы демаркации и делимитации армяно-азербайджанской государственной границы как совокупность или последовательность пограничных инцидентов. Я воспринимаю их исключительно как рабочие моменты этого сложного и очень нервного, чрезвычайно трудоемкого и ответственного дела.

В свое время я был не участником, но свидетелем аналогичных действий на российско-азербайджанской границе, завершившихся подписанием соответствующего договора в 2011 году. Недовольство было с обеих сторон, противоречия порой казались неразрешимыми, но в итоге все удалось согласовать или обо всем договориться. Нынешняя ситуация на армяно-азербайджанской границе характеризуется тем, что демаркация и делимитация происходят не в мирной, как это было на границе Азербайджана и России, а в послевоенной обстановке, что объективно многократно увеличивает градус нервозности и напряженности. Чтобы избежать излишних споров, Азербайджан в этом вопросе действует достаточно жестко и решительно, занимая вооруженной рукой те территории, которые считает своими по картам 1975 года.

У армянской стороны нет ни сил, ни воли, чтобы как-то организованно сопротивляться этим действиям азербайджанской армии и ГПС АР, единственное, на что у них есть возможность, — это вопить в местной прессе «об азербайджанской экспансии», но привыкшее к армянской лжи мировое сообщество уже не обращает внимания на эти заявления, прекрасно понимая, что Азербайджан — победитель в войне за Карабах и по праву сильнейшего имеет право менять конфигурацию границ в регионе, и никто не может ему воспрепятствовать в этом.

Как говорится, традиционное армянское «мамой клянусь», в данном случае аргументом уже не является. Армении предстоит до дна испить чашу поражения и позора, и чем дальше будет продолжаться процесс установления границы между двумя странами, тем больше поводов будет для этого у армянского общества.

 

 

Ниджат Гаджиев. 2021/05/14 14:03

Рубрика: Маншет, Политика

Тема: российские миротворцы, Рустам Мурадов


Лента