Куда спешит Кремль?

Встреча президентов Азербайджана, России и Армении в Москве очертила очередной этап развития проблемы вокруг Карабаха. Несомненно, что соглашение в ноябре наряду с прекращением боевых действий, только наметило пути дальнейших действий сторон.

Понятно, что Азербайджан в лице своего президента занимал выигрышные позиции и мог ставить ряд вопросов дальнейшего выполнения уже достигнутых договоренностей. Армения и ее премьер-министр могла только просить о чем-то и с ней все более или менее понятно.

Для Азербайджана главным был транспортный вопрос — обеспечение бесперебойного сообщения с Нахчываном и далее с Турцией. Для Еревана, который оказался в фактической блокаде, это тоже очень важно. Тем не менее, налицо попытка как-то использовать проблемы коммуникаций для получения каких-то выгод, в первую очередь, политических и, возможно, территориальных. Если не сейчас, то в будущем.

Представляется, что такой подход в чем-то выглядит наивным. Навряд ли в Баку после своих достижений станут всерьез рассматривать попытки каких-то обменов транспортных коммуникаций, к тому же доступ к которым закреплен был в соглашении в ноябре прошлого года, на какие-то эфемерные политические обмены.

Собственно так и получилось. Армении пришлось согласиться на свободное сообщение с Нахчывном, в обмен на доступ к российским железным дорогам через территорию Азербайджана. Обмен, кстати, в пользу Баку. Ведь доступ армянской стороны в железнодорожном сообщении полностью контролируется Баку, а вот будущая связь с Нахчываном имеет международный контроль и не может быть прервана только желанием армянской стороны. И это высвечивает политические последствия карабахской войны и реальную расстановку сил на Южном Кавказе.

Теперь перейдем к третьему участнику московской встречи. Она была организована по инициативе российского президента Владимира Путина. Время ее проведения выбрано далеко не случайно, а с учетом ряда факторов, в первую очередь, международных.

Во-первых, Москва была кровно заинтересована показать, что держит в своих руках все нити политического и миротворческого урегулирования на Южном Кавказе. В том числе и только при ее активном участии возможно разрешение возникающих споров и шероховатостей в связи с проведением миротворческой операции. С ее ходом у азербайджанской стороны возникает все больше вопросов, в том числе и по территориальному разграничению, чему часто препятствует российская сторона. При этом она сознательно и чем-то демонстративно занимает проармянскую позицию.

Это полностью соответствует российской политике при проведении так называемых миротворческих операций везде и Южный Кавказ совсем не исключение. Именно поэтому Украина категорически отказывается обсуждать предложение о российской миротворческой миссии на Донбассе. Наглядный пример деструктивной позиции российских миротворцев — молдавское Приднестровье. У азербайджанской дипломатии будет много забот  с российскими миротворцами.

Во-вторых, в силу целого ряда обстоятельств Москве сейчас при всей ее нелюбви к Николу Пашиняну невыгодна его отставка. Это дестабилизирует внутриполитическую обстановку в Армении и к власти могут прийти реваншистские силы, способные перечеркнуть достигнутое мирное соглашение. Для их некоторого купирования очень нужен был хоть какой-то политический успех, пусть и очень ограниченного характера. Договоренность по транспорту внешне выглядит чисто технической и не дает оснований реваншистам в Ереване кричать о предательстве. Они, конечно, без громких протестов не обойдутся, но Москва своим весом их как-то прикрывает.

В-третьих, на наш взгляд самое важное. Приход в Вашингтоне администрации Джо Байдена обещает большие проблемы российской дипломатии и режиму Путина как таковому. Уже весной начнет раскручиваться маховик американских санкций, причем есть вероятность их последовательного усиления и расширения.

Все это будет сопровождаться активизацией американской дипломатии, по крайней мере, в четырех странах: Украине, Грузии, Молдове и, очень вероятно, в Беларуси. Пока регион Центральной Азии оставляем без рассмотрения, так как это отдельная задача. Происходить это будет не одномоментно и разными способами, но от этого Москве не легче.

Очевидно, что с Грузией внимание Вашингтона привлечет весь Южный Кавказ и поэтому Москва стремится закрепиться, где еще может и скорее. Отсюда некоторая спешка с организацией встречи трех президентов в Москве. И это в условиях какой-то маниакальной боязни Путина выйти из изоляции и заразиться коронавирусом. По московским коридорам власти разливается горючая смесь паники перед конфронтацией с США, что пересиливает любой страх перед эпидемией.

Отметим еще два вопроса, которые рассматривались на встрече.

Первый. Армения пытается снова поднимать вопрос о статусе Нагорного Карабаха в надежде хоть на какую-то помощь России. Пусть и в будущем. Баку занимает здесь настолько жесткую позицию, что Москва не может и сейчас не хочет становиться на сторону Еревана и предпочитает оставить это на будущее. Легко понять, что Кремль попытается при случае использовать этот вопрос для какого-то давления на Баку. Пока же Путин предпочел отойти в сторону и не занимать однозначной позиции.

Это не должно расхолаживать азербайджанскую дипломатию. Вопрос статуса Нагорного Карабаха держится в запасе и будет использован Кремлем, когда он сочтет, что для этого есть подходящий момент. Стандартная уловка России во все времена.

Второй. Он очень беспокоит Москву. Там склонны верить слухам о размещении на территории Азербайджана двух-трех военных баз Турции. Хотя в Баку это каждый раз опровергают, но очевидное вовлеченность турецких военных в подготовку азербайджанской армии и их присутствие, пусть и с гуманитарной миссией разминирования территории Карабаха, очень нервирует Москву. Очевидно, что Путин при личной встрече с Алиевым в том или ином виде, но такой вопрос задавал и получил соответствующий ответ. Насколько он российского главу государства удовлетворил, является отдельным вопросом.

Беспокойство российских властей вполне понятно. Несмотря на пропаганду и демонстрации они полностью отдают себе отчет в том, что больше не являются единственным вершителем войны и мира на постсоветской территории.

Исход карабахской войны подал наглядный пример того, что, несмотря на противодействие России патронируемые ею сепаратистские регионы могут вернуться назад, в том числе и военным путем.

Очень забеспокоились в Белокаменной, когда в Киеве заговорили о возможности возвращения Донбасса и Крыма подобным способом. По азербайджанскому примеру. Дополнительное беспокойство, в частности, российских военных вызывает все возрастающий объем американской военной помощи Украине. Уже очевидно, что администрация Байдена усилит военно-техническое сотрудничество с Киевом.

Турция стоит рядом с Азербайджаном и тем самым нивелировала угрозу российского военного вмешательства. Американские и британские корабли в Черном море и бомбардировщики в украинском небе рядом с границей с Крымом существенно ослабляют угрозу российского вторжения в Грузию и Украину. И это прямой результат выигранной Азербайджаном карабахской войны.

Все приведенные факторы и некоторые другие заставляют Кремль спешить. Только успеет ли?

Юрий Райхель. 2021/01/14 20:56

Рубрика: Маншет, Политика

Тема: война в Карабахе, встреча в москве, путин


Лента