Лавров и территориальная целостность Казахстана

Во время недавнего известного интервью главы МИД РФ Сергея Лаврова одиозным кремлевским пропагандистам он совершенно неожиданно обратился к теме Казахстана.

Лавров подчеркнул важность того, «чтобы русские чувствовали себя вовлечёнными в управление регионами Казахстана и управление государством». По его словам, «учёт интересов русскоязычной части граждан Казахстана имеет одно из важнейших значений. Это касается преподавания русского языка, поддержания русскоязычного пространства, обеспечение права родителей отдавать своих детей в русскоязычные школы».

Он заявил также: «Мне кажется, что власти Казахстана прекрасно понимают необходимость укрепления межэтнического согласия, межнационального согласия и обеспечения надёжной территориальной целостности своей страны».

Особенно привлекают внимание последние слова – о территориальной целостности Казахстана.

Все это весьма странно, и неизбежен вопрос — о чем это вообще Лавров?

Казахстан ведь и без того одна из очень немногих постсоветских стран, где русский язык имеет статус второго государственного, официального. И ни о каком таком нажиме на этнических русских в этой стране слышно не было ни раньше, ни сейчас.

Тогда почему вдруг Лавров заговорил на эту тему? Некоторые наблюдатели уже усмотрели в этом определенную угрозу. Они напоминают, что события на юго-востоке Украины в 2014 году тоже начинались с информационной волны о якобы сильном притеснении языковых прав тамошних русских, а чем это закончилось, мы все знаем. Таким образом, нельзя исключать, что на повестку вновь выходит тема северных территорий Казахстана, в которых, как считается, не так высока доля жителей из числа представителей титульной нации. Проще говоря, там немало славян, и потому не исключается, что Кремль может попытаться создать там очередной очаг сепаратизма. Цели могут быть разные – ослабление нефтегазовых амбиций Казахстана за счет нестабильности, или попытка оттяпать себе дополнительный кусок и создать на нем очередное квази-государство, признав его по примеру Абхазии, Южной Осетии.

А еще в РФ, в прокремлевских политологических кругах нервно восприняли недавний визит в Астану главы Минобороны Турции, во время которого обсуждались вопросы расширения военно-технического сотрудничества между Казахстаном и Турцией, взаимодействия в оборонной промышленности.

Все это очень интересно и наводит на мысли, что про Казахстан в Москве вспоминают сейчас неспроста. Быть может, в Кремле уже готовы отвлечься от Кавказа и переключить внимание на страны Центральной Азии?

Ситуацию согласился прокомментировать # известный казахстанский политолог Казбек Бейсебаев:

— У нас есть такая поговорка — «Дочь, я тебе говорю, а ты, невестка, слушай». Смысл этой поговорки в том, что сказанное кому-то, на самом деле адресовано другому. Поэтому понятно, что в словах Лаврова есть некий сигнал для властей Казахстана.

В Казахстане доля русских составляет чуть больше 20%. Наверное, мы, после Беларуси, вторая постсоветская страна, где русский язык занимает прочное место. У нас много школ с преподаванием на русском языке. Если и снижается число русских классов, то по объективным причинам – за счет демографии. На русском языке ведется преподавание в вузах.

К слову, у нас существует проблема казахского языка, а не русского.

Кроме регионов с преобладающим казахским населением, у нас везде имеются русскоязычные школы.

Поэтому непонятно, почему министр иностранных дел РФ поднял тему преподавания русского языка, поддержания русскоязычного пространства, обеспечения права родителей отдавать своих детей в русскоязычные школы.

В Казахстане Конституцией и другими законами предусмотрено пропорциональное представительство других этносов (не казахов) во власти. У нас существует Ассамблея народа Казахстана, в которой представлены все национальности и которая напрямую избирает депутатов в нижнюю палату парламента. Таким образом, через эту Ассамблею обеспечивается представительство других этносов, включая русских, в законодательной власти.

Кроме того, с этой же целью у нас пятнадцать сенаторов (почти половина) назначаются президентом.

Таким образом, мы видим, что у русских, как и у других народов Казахстана, есть все права быть во власти.

Но, вместе с тем, надо признать, что доля неказахов в исполнительной власти незначительна. Это касается не только состава правительства и глав областей, но и всего чиновничьего аппарата. Но это не связано с каким-то ущемлением по национальному признаку, это связано с нашими казахскими особенностями. Скажем так, в системе власти Казахстана большую роль играют институт родства и родственные связи.

Возвращаясь к упомянутой поговорке, слова Лаврова несут ясный смысл и адресованы руководству Казахстана, типа, учтите наши замечания, мы просто так не говорим.

А вот стоит ли за этими словами Лаврова некая угроза Казахстану, и можно ли предполагать, что при определенных условиях наша страна может стать объектом деструктивного внимания Кремля? Это трудно сказать. Но отмечу, что во время своего визита в Казахстан министр обороны Турции не был принят президентом Токаевым. Почему? На этот вопрос ответа нет.

Таким образом, понятно, что какая-то борьба интересов на внешнеполитическом поле между Казахстаном и Россией происходит, но какие там именно ставки и противоречия, сказать сложно.

Рауф Оруджев. 2020/10/29 22:06

Рубрика: Маншет, Политика

Тема: Казахстан, Лавров, Русский язык


Лента