Резервы ГНФАР покроют нарастающие расходы, но…  

Проект бюджета следующего года ожидают коррективы, связанные с освоением отвоеванных территорий. Источники расходов и их последствия оказались на актуальной повестке дня.

По мнению экономиста Натига Джафарли, рост расходной части государственного бюджета будет происходить за счет дополнительных трансфертов из Государственного нефтяного фонда. Однако снижение цены нефти привело тому, что в бюджете суверенного фонда образовалось отрицательное сальдо на уровне 4,7 млрд манатов. Исходя из поправок в бюджете фонда, его доходы понижены с 12 млрд 384 млн 88,2 тыс. манатов до 7 млрд 832 млн 893,4 тыс. манатов. Расходы, напротив, возросли до 12 млрд 439 млн 910,3 тыс. манатов. В результате прогнозируемый дефицит бюджета ГНФАР достиг 4 млрд 607 млн 16,9 тыс. манатов.

«В долларовом эквиваленте доходы фонда сократились к прошлогодним на 36,8% — с 6,2 млрд долларов до 3,9 млрд долларов, а расходы увеличились на 7,3% — с 6,8 млрд долларов до 7,3 млрд долларов. «В этом году экономика сократится на 4-4,5%, ВВП, бизнес окажется в очень тяжелом положении, а в следующем году не будет значительного увеличения налоговых поступлений, при этом таможенные сборы уменьшатся из-за снижения покупательной способности населения», — пишет аналитик в своем профиле Facebook.

И если расходная часть государственного бюджета 2021 года увеличится на 10-15%, то в следующем финансовом году трансферты из ГНФАР в бюджет возрастут на 4 – 5 млрд, до 17 млрд манатов, или 10 млрд долларов по текущему курсу. В результате этого дефицит в бюджете фонда достигнет 9 млрд манатов, а это очень большая цифра, считает Джафарли. По его словам, правительству придется пойти на небольшую девальвацию в пределах 15 – 20%, чтобы сэкономить часть долларовых резервов ГНФАР, и в то же время построить работающую конкурентоспособную экономическую модель с использованием дешевой национальной валюты. «Другого пути не вижу, — сказал экономист. — Мы должны сделать восстановление освобожденных земель и строительство новых городов главным двигателем и локомотивом экономического роста на ближайшие 5-10 лет — а одного Нефтяного фонда для этого недостаточно …».

В комментариях # юрист и финансист Акрам Гасанов сказал, что разделяет приведенную точку зрения, но относится к упомянутым перспективам с большим оптимизмом:

«По конкретным цифрам нужно, конечно же, дождаться утверждения государственного бюджета, а также бюджета Государственного нефтяного фонда на следующий год, которые запаздывают, и делать окончательные выводы на основе этих данных. Достаточно очевидно и ожидаемо, что в этом году не только азербайджанская, но мировая экономика, экономики ведущих стран мира вступили в эпоху рецессии из-за пандемии. Наблюдается падение ВВП в глобальных масштабах и нашу страну эти процессы не обошли стороной. Помимо пандемии Азербайджан пережил победоносную, но потребовавшую больших затрат войну. По итогам войны перед страной стоит задача восстановления деоккупированных и пострадавших территорий, таких как Тертер, Барда, Мингячевир и т.д. Естественно, что в проекте бюджета не запланированы ни пандемия, ни война, ставшие форс-мажором. А если средства не запланированы в бюджете, обычно страны или берут в долг, или же обращаются к запасам. Нам в этом плане крупно повезло, поскольку не приходится брать в долг и есть резервы Государственного нефтяного фонда».

Валютные резервы изначально предназначены для будущих поколений, говорит собеседник. А что в этом плане важнее, чем борьба с пандемией и освобождение, возрождение оккупированных территорий? Все это делается для будущих поколений наших граждан. Правительство борется с пандемией во избежание демографического кризиса и это тоже вклад в будущее.

«Мы, поколение подростков 80-х гг. прошлого века, помним, как стоял вопрос – не оставить эту проблему следующим поколениям азербайджанцев. Но, по сути, наше молодое в те годы поколение оставило эту войну нынешнему поколению молодежи, которых больше погибло на войне. Но сделано это для будущих поколений, для них создаются политически и экономически более выгодная ситуация. С этой точки зрения, расходы средств ГНФАР в виде трансфертов в бюджет неизбежны. Вполне может быть, что это именно те 10 млрд долларов, которые называют. Но я буду готов к более детальному анализу, когда увижу госбюджет и бюджет ГНФАР на следующий год, поскольку говорить об этом пока затруднительно. Прогнозы оправданы, но не вижу здесь трагизма, — говорит Гасанов, поскольку это всего лишь ¼ часть наших валютных резервов, которые будут израсходованы на крайне необходимые нужды.

В текущем году на повестке решения проблемы «трех к»– это Карабах, коронавирус и коррупция. Мы практически решили вопрос с Карабахом, решается проблема с коронавирусом, а проблема коррупции все еще актуальна и упомянутые денежные вложения должны охватить ее решение тоже. Понятно, что в ходе решения этих проблем резервы будут уменьшаться, что может ослабить курс национальной валюты». Но уронят ли власти манат – вопрос, скорее, политический. На взгляд аналитика, девальвация будет удобна, поскольку в условиях победы люди отнесутся к этому с пониманием. Иными словами, в следующем году складывается удобный контекст для корректировки валютного курса еще и потому, что у населения и бизнеса долларовых долгов уже не так много, как это было в 2015 году, и существенного шока не будет.

«Я всегда выступал за плавающий курс маната, поскольку административно удерживаемый курс себя не оправдывает, — пояснил он. — В целом же, если говорить о развитии экономики, в следующем году на первом месте должны стоять судебно-правовые реформы для создания хорошего инвестиционного климата. Поскольку потребуются большие средства и не все можно взять из резервов. Нужно создавать инвестиционный климат, способствующий внутренним и внешним инвестициям. На фоне победы, роста патриотизма, желания отстроить освобожденные территории у граждан появился стимул, который нужно поддержать, чтобы они вкладывали в нашу экономику. Но для этого необходимо поработать над судебно-правовой системой, поскольку инвесторы не будут вкладываться туда, где чинится произвол. К сожалению, во время войны и пандемии уровень работы судов резко упал. В прошлом году были некоторые подвижки, но сейчас приходится видеть такое безобразие, что не хватает слов оценить происходящее. Здесь неизбежны кадровые реформы, нужно менять законодательство, нужны реформы в правоприменении, чтобы люди вкладывали средства в экономику. Сейчас я наблюдаю очень большой шанс, люди из-за победы стали лучше, появилась надежда и вера».

Собеседник уверен, что такой настрой населения нуждается в поддержке, чтобы граждане не уезжали, не вкладывали деньги за рубежом, а делали это в своей стране. Ведь если создать здоровый инвестиционный климат, те потери, которые ожидаются в валютных резервах, вернутся с лихвой.

 P.S.: Как сказал журналистам выступивший накануне министр финансов Самир Шарифов, в связи с военным положением в стране проекты государственного и сводного бюджетов Азербайджана на 2021 год пока не представлены на обсуждение парламента, поскольку в них будут внесены определенные поправки. Сообщается, что коррективы связаны с грядущими расходами на финансовое обеспечение деятельности Армии Азербайджана, погранвойск и других ведомств на освобожденных территориях. По мнению местных аналитиков, это приведет к росту трансфертов из ГНФАР в госбюджет и увеличению дефицита в бюджете нефтяного фонда.

Таня Самсонова. 2020/11/27 18:04

Рубрика: Маншет, Экономика

Тема: расходы


Лента