Сербские проблемы России

Парламентские выборы в Сербии состоялись 21 июня, и только сейчас по их результатам было сформировано новое правительство.

Тогда летом в голосовании абсолютную победу одержала Сербская прогрессивная партия (SNS, СПП)  президента Александра Вучича. Она получила 60,65% голосов, 188 мест в Скупщине (парламенте) прибавив 59 мандатов по сравнению с предыдущими выборами.

На втором месте Социалистическая партия Сербии (SPS, СПС) с  10,38%  и 32 мандатами, третьим пришел Сербский патриотический альянс (СПАС), 3,83%, 11 мест. Остальные партии либо бойкотировали выборы, либо не преодолели 3% барьер. По закону независимо от количества поданных голосов в Скупщину войдут девять представителей венгерской партии, четыре представителя македонцев, три албанца и три босняка, а также четыре представителя малых народностей страны. Среди последних украинцы Воеводины, которых в Сербии называют русинами.

Хотя СПП имеет в парламенте конституционное большинство, в правительство вошли представители всех парламентских партий, но состав кабинета претерпел существенные изменения.

Премьер-министром осталась Анна Брнабич, сохранил свой пост министр финансов Синиша Мали. В новом правительстве 23 министра и половина из них женщины. Среди них отметим назначение на пост министра экономики Анджелики Атанаскович. Президент Александр Вучич с уважением называл амбициозного бизнес-менеджера «женщина-дракон» за способность мобилизовать ресурсы для укрепления своего предприятия «Наменска», превратившегося в последние годы в успешный и прибыльный проект. Аналогичных результатов от Атанаскович ожидают и на посту главы экономического ведомства.

Впервые за многие годы в правительстве нет лидера СПС Ивицы Дачича. С 2014 года этот считающийся пророссийским политик был вице-премьером и возглавлял министерство иностранных дел, имел обширные связи в Москве. Ныне же он возглавил Скупщину. Пост почетный, но не слишком значимый при существующем раскладе политических сил и депутатских мандатов.

Новым главой сербской дипломатии стал Никола Селакович, занимавший пост генерального секретаря администрации президента. Новый министр не только близок к президенту, но считает своим приоритетом вхождение Сербии в ЕС, а в последнее время серьезно занимается сближением с США.

Социалист Александр Антич потерял министерство энергетики. Его сменила Зорана Михайлович, имеющая устойчивую репутацию прозападного политика. Это не пройдет бесследно для тех или иных газовых проектов, которые реализует «Газпром» на Балканах. В первую очередь в Болгарии и Сербии.

Произошла очень характерная рокировка. Министром обороны стал  Небойша Стефанович, известный своими прозападными взглядами и, как пишет сербская пресса, пользуется поддержкой США. В прежнем правительстве он возглавлял МВД.

Прежний министр обороны Александр Вулин, получивший в сентябре от директора российского ФСБ Александра Бортникова почетный знак «за вклад в военно-техническое сотрудничество», займет пост главы МВД. Ему поставлена задача усилить борьбу с мафией, что стало одним из приоритетов правительства.

После выборов в июле в интервью агентству ТАСС заместитель руководителя СПП, директор канцелярии по Косово и Метохии Марко Джурич заявил, что «Дружба с Россией для нас является неизменным историческим фактом, который не подлежит изменениям. Это стратегическое определение, которое основывается на многовековых культурных, цивилизационных и других связях сербского и российского народов».

Однако за прошедшие месяцы сербская внешняя политика претерпела серьезные изменения. Они назревали давно, но теперь проявились явно и не только в персональном составе нового правительства.

Вопрос поставок газа, а ныне Сербия зависит от России на 100%, имеет не коммерческий, а сугубо политический аспект. Уход Ивицы Дачича, влиятельного пророссийского игрока, является сигналом Москве, что в поставках энергоресурсов будут новые приоритеты и серьезные изменения. Конечно, Кремль такой поворот никак не обрадует.

В этом же ряду находится соглашение об «экономической нормализации» с Косово. Его в сентябре подписал в Вашингтоне президент Александр Вучич.

Тогда пресс-секретарь российского МИД Мария Захарова в раздражении опубликовала в своем посте в Facebook фотографию президента США Дональда Трампа в кресле за столом в Белом доме, а напротив на почтительном расстоянии — сидящего на стуле, «будто бы на допросе», Александра Вучича с оскорбительным текстом, по отношению главы Сербии. Это вызвало нешуточный дипломатический скандал. Извиняться пришлось не только ее непосредственному начальнику Сергею Лаврову, но даже, что бывает крайне редко, президенту Владимиру Путину.

Стороны заявили, что считают инцидент исчерпанным, но как оказалось только на поверхности. Поворот политики Сербии стал очевидным фактом.

В сентябре в близких к правительству сербских СМИ шли сплошным потоком публикации в пользу переориентации политики Сербии на Запад, прежде всего в сторону США. Пост Марии Захаровой только подлил масла в огонь и стал дополнительным аргументом в пользу необходимости ослабления ориентации на Россию.

В частности, в близком к властям издании Blic несколько раз публиковались материалы, что «Москва годами финансирует в Сербии многочисленные пророссийские организации и СМИ, единственная цель которых — удалить Сербию от ЕС и НАТО» и что «Россия смотрит на Сербию как на свою губернию».

Одновременно настоятельно предлагалось «для начала прикрыть российскую базу в Нише». Речь шла о Российско-сербском гуманитарном центре, для которого Москва требовала дипломатического статуса и на этой основе экстерриториальности. Интересно, что на это не решилось ни одно сербское правительство, каким бы пророссийским оно не было или казалось.

Конечно, связывать балканские неприятности Москвы с успехами Азербайджана в войне в Карабахе не следует. Тем не менее, общее ослабление России в разных регионах, представляющих для нее стратегическое значение, налицо.

К тому же здесь есть идеологический аспект. Кремль, а до него и царский Санкт-Петербург, всегда занимали позицию патрона и защитника балканских в первую очередь славянских и христианских народов. Ради этого воевали в XIX веке, защищая Сербию, втянулись в Первую мировую войну. Балканский кризис вокруг Косово вроде бы пошел на пользу Москве, но, как оказалось, сближение было кратковременным. По российским понятиям балканские братушки оказались неблагодарными.

Болгария вообще стала союзницей Германии в двух мировых войнах, Сербия демонстрировала пророссийскость, но постоянно гнула свою линию. Другие балканские народы вообще стремились в ЕС и НАТО вопреки московской политике.

Вот и получилось, что в стратегически важном регионе, особенно в связи с событиями на Ближнем Востоке, Карабахе и Северной Африке, российские позиции стремительно приближаются к самой нижней планке. Если поворот сербской политики в сторону США и Европы станет свершившимся фактом, похоже, что это произойдет в ближайшее время, то из Балкан Россия будет вытеснена на очень долгое время.

За этим последует существенное ослабление присутствия Москвы не только по периферии ее границ, но и на юге Европы и восточной части Средиземного моря. И это только видимая часть деформации военной и политической составляющей.

Война в Карабахе показала, что Россия утратила статус и возможности разводящего как вблизи своих границ, так и в ближайшем европейском и азиатском круге.

Из Сербии придется уйти. Какая страна на очереди?

Юрий Райхель. 2020/10/31 20:12

Рубрика: Маншет, Мир, Политика

Тема: Балканы, россия, Сербия


Лента