Турецкий недолет Лаврова и Шойгу

Визит в Турцию министра иностранных дел России Сергея Лаврова и министра обороны Сергея Шойгу в Турцию не состоялся. Как сказано из-за необходимости предварительных технических переговоров для достижения стабильного прекращения огня в Ливии. Согласимся, что это не более, чем дипломатическая отписка, призванная закамуфлировать наличие сложно разрешимых противоречий между Москвой и Анкарой.

Начнем с того, что о переносе заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу на совместной пресс-конференции с главой МИД Ирана Джавадом Зарифом. Сам по себе факт достаточно примечательный. Турция договаривается с Ираном, а с Россией сделать то же самое не спешит.

Второе. Технические переговоры всегда предшествуют министерской встрече. Несомненно, они были проведены и на этот раз и только после этого стороны согласились перенести их на более высокий уровень. Однако в последний момент турецкая сторона от встречи отказалась.

Этот факт косвенно подтверждается просьбой Сергея Лаврова к США использовать свое влияние, а в переводе с дипломатического на обыкновенный язык, заставить Турцию как члена НАТО согласиться на прекращение огня в Ливии и на перемирие там. Похоже, что Анкара не согласилась на российские условия перемирия и тем самым первый и главный вопрос предполагаемой министерской встречи завис.

Еще одна важная составляющая. Наряду с Ливией должна была обсуждаться и Сирия. И здесь у Москвы и Анкары все меньше точек согласия и говорить практически не о чем. В то же время нашелся предмет для разговора с министром иностранных дел Ирана Джавадом Зарифом. Похоже, что он закончился позитивно для обеих сторон. Иран заявил о поддержке Турции в Ливии и они как-то договорились по Сирии.

Анкара не поддержала американские санкции против Тегерана, но это не более, чем дипломатический оборот. Экономически обе стороны могут торговать, но перечень товаров и услуг для взаимного обмена относительно ограничен, так как могут использовать для оплаты только евро из мировых валют.

Товары из западных стран поставляются с большими ограничениями. Навряд ли найдутся европейские, китайские, индийские, да и турецкие фирмы, которые рискнут ради торговли с Ираном попасть в черные списки американского министерства финансов. Тем не менее, Ирану сейчас очень важна даже ограниченная поддержка, чтобы продемонстрировать прорыв дипломатической блокады. И Турция с легким сердцем ее предоставила. Конечно, за некоторые иранские уступки по Сирии.

Военные победы турецкой армии в Ливии принципиально поменяли ситуацию в этой стране и обозначили в обозримом будущем прекращение в ней внутреннего конфликта. Отсюда политические следствия по укреплению турецкого присутствия в этой очень важной в стратегическом отношении страны. Далее. Восстановление добычи и поставок нефти из Ливии несколько изменяют условия будущих переговоров в формате ОПЕК+ по ограничению добычи нефти. Уже имеются нарушители прежних договоров, а теперь их станет еще больше. Рынок нефти стоит перед угрозой очередной дестабилизации и теперь Турция может оказаться среди неформальных важных участников будущих переговоров.

В этом и других смыслах по мере военных успехов турецкой армии в Ливии Анкаре нет никаких резонов идти на какое-то перемирие и соглашаться на спокойную эвакуацию, в частности, российских наемников и техники из Ливии. От Москвы можно получить больше.

Ясно, что российская политика в Северной Африке потерпела серьезный провал. Как в дипломатическом, так и в военно-стратегическом и военно-техническом смыслах. О первом уже сказано, рассмотрим остальные.

Первое. Не удалось закрепиться на важном пункте Средиземного моря. Отсюда план Москвы создать дополнительные угрозы Европе и контроля над ливийскими нефтяными ресурсами потерпел полный провал. Давняя мечта еще Сталина получить контроль над Ливией осталась такой же нереализуемой и в настоящее время.

В свою очередь ослабляются московские позиции в Египте, так как в Каире обязательно критически оценят полное бессилие Москвы перед лицом серьезной турецкой экспансии.

Второе. Сейчас даже не слишком важно, по какой причине российская военная техника оказалась малоэффективной против турецкой. Более того, турецкая армия тактически полностью переиграла как воинство Хафтара, так и российских наемников. Престиж, в частности, российских средств ПВО очень серьезно пострадал. И если их еще приобретают по прежним контрактам, то в будущем потенциальные покупатели трижды подумают, зачем им они нужны при наличии, пусть и более дорогих, но технически более совершенных американских и европейских систем.

Теперь о Ближнем Востоке. В Сирии и это уже очевидно Турция будет играть определяющую роль. По объективным причинам Иран вынужден несколько снизить свое присутствие в стране и поддержку режима Асада. Следствием будет ослабление военного давления сирийских правительственных войск на провинцию Идлиб.

Чтобы хоть как-то сохранить инициативу в Москве объявили о передаче сирийским военным дополнительного числа истребителей МиГ-29 и фронтовых бомбардировщиков Су-24. Как сообщает «Вестник Дамаска», Россия передаст Сирии 24 истребителя МиГ-29. Выражается надежда, что возросший парк истребителей четвертого поколения поможет сирийским военным закрыть небо над страной не только с южного, но и северного направления.

Обратим внимание на последнюю фразу. Хоть как-то противостоять израильской военной авиации давняя мечта правителей в Дамаске. Пока сирийские летчики неизменно терпели поражение в ходе воздушных боев с израильскими самолетами. Теперь очередная надежда на новые МиГ-29. Впрочем, так было всегда. СССР, а потом и Россия поставляли в Сирию новейшую технику, а она не помогала в противостоянии с Израилем. Это, как сказано, на южном направлении.

Обратимся к северному. Здесь явно идет речь о противостоянии турецкой авиации. Расчет на то, что Эрдоган не захочет связываться с новыми российскими самолетами и возможными потерями в воздушных боях. Трудно судить насколько сирийские летчики освоили новую российскую воздушную технику. Тем не менее, навряд ли их боевой опыт и выучка находятся на необходимом уровне. Если турецкая армия закроет небо над провинцией Идлиб, то очень низка вероятность того, что Дамаск пойдет на прямое военное столкновение, даже в воздухе, с авиацией Анкары. Так что это не более чем пропагандистский жест для успокоения Асада.

По большому счету российскому президенту Владимиру Путину сейчас не очень до Ливии. Тем более, что его военные предпочитают поддерживать Хафтара, а дипломаты хотели бы договориться с его противниками.

Гораздо важнее для Кремля то, что происходит вблизи. В Беларуси и Украине. Похоже, что бацько Лукашенко сумел выиграть очередной раунд противостояния с Москвой. Путин в телефонном разговоре, а Лавров лично в Минске определили условия пусть и временного, но перемирия. И Белокаменной пришлось отступить, в том числе и ограничить поддержку своих кандидатов на выборах.

С Украиной тоже не получается. Киев все больше чувствует поддержку Берлина и Парижа и твердо отстаивает свои позиции по Донбассу. Москва остается одна против трех и это худшее, что для нее может быть.

В этих условиях в тандеме Путин-Эрдоган первенство переходит к турецкому президенту. И это материализовалось пока в Ливии, но в будущем распространится на Ближний Восток, восточною часть Средиземного моря и обязательно скажется в Черном море.

И где остановится, сказать очень трудно.

Юрий Райхель. 2020/06/21 10:16

Рубрика: Маншет, Мир, Политика

Тема: Белокаменная, ливия, Сергей Лавров


Лента