У ХАМАС проблемы с Катаром

Уже приходилось писать, что на Ближнем Востоке происходит кардинальное изменение политической и геостратегической конфигурации. Так или иначе, но начался процесс нормализации отношений между рядом монархий Персидского залива и Израилем. Дорога эта неровная, полна неожиданных поворотов и откровенных бревен, подбрасываемых врагами урегулирования.

И это совершенно неудивительно. В первую очередь Иран категорически не приемлет даже смягчение таких отношений. По понятным причинам, так как лишается краеугольного камня своей политики, основой которой есть противостояние и, причем бескомпромиссное, с Израилем.

У Тегерана, кроме политических, есть и другие причины сопротивляться новым тенденциям в политике арабских государств. В частности, израильская компания Europe Asia Pipeline Co. (EAPC) и базирующаяся в ОАЭ MED-RED Land Bridge Ltd. подписали меморандум, который касается сотрудничества в сфере транспортировки сырья. Речь идет о том, что компания из ОАЭ получит доступ к трубопроводу Эйлат — Ашкелон, связывающий побережье Красного и Средиземного морей.

Следствием будет то, что появляется возможность транспорта нефти из региона Персидского залива минуя Суэцкий канал, что значительно уменьшит временные и финансовые затраты на транспортировку нефти. Кстати, есть план продления трубопровода и подключения к нефтепроводам на территории Саудовской Аравии. Тем самым обходится неспокойный Ормузский пролив, а Иран лишается возможности шантажировать мир угрозами его перекрытия. Не удивительно, что в Тегеране нервно реагировали на улучшение отношений между монархиями и Израилем.

Такие сдвиги отражаются и на позициях других стран, в частности, Катара.

В этом нет ничего удивительного. После дипломатического кризиса 2017 года Доха оказалась в определенной изоляции в арабском мире, так как Бахрейн, Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, Йемен, Ливия, Мавритания, Коморы, Мальдивы и Маврикий разорвали отношения с Катаром из-за его связей с террористическими организациями. На помощь пришли Иран и Турция, но так или иначе, выход искать пришлось.

Уже длительное время Катар оказывает финансовую поддержку движению ХАМАС, которое контролирует сектор Газа. Интересно, что технически выделяемые средства поступают в сектор через Израиль. Раньше они поступали через Египет, но после упомянутого кризиса этот путь законсервирован. Несколько раз этот денежный поток прерывался, но по просьбам Дохи снова возобновлялся. Для ХАМАС это было большой помощью, как, впрочем, и для Ирана, который испытывает острый дефицит валюты из-за американских санкций.

И вот теперь ХАМАС требует от своего спонсора увеличить объем финансирования с $17 млн. до $30 млн. Перевод денег должен происходить на регулярной основе и в течение заранее определенного долгосрочного периода. Как обычно террористы шантажируют Катар угрозами возобновления ракетных обстрелов Израиля и запуском воздушных шаров, вызывающих пожары.

Для демонстрации основательности своих угроз по территории Израиля было выпущено две ракеты. Как сообщила пресс-служба Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ), «первый запуск не привел к срабатыванию сирен, так как в этом не было необходимости», а «второй пуск вызвал срабатывание сигналов воздушной тревоги в Ашдоде».

В ответ на это израильские истребители, вертолеты и танки нанесли удары по позициям ХАМАС. Последний обстрел ХАМАС осуществил 23 октября. Один из снарядов тогда был перехвачен системой ПВО «Железный купол», второй — упал в безлюдной местности.

Обстрелы израильской территории совпали с датой ликвидации влиятельного командира радикальных сил —  Бахаа Абу аль-Ата. Кроме того, нынешний обстрел совпал с возобновлением переговоров межу ФАТХ и ХАМАС. Местом встречи стал Каир. Этому предшествовали переговоры в Стамбуле.

Как пишет израильская пресса, в Катаре пока не соглашаются удовлетворить растущие аппетиты боевиков. Более того, эмират обдумывает возможность прекратить финансовую поддержку движения в следующем году. Важными для Дохи факторами принятия решений остаются результаты выборов в США.

Есть еще один аспект. В силу своей дипломатической изоляции Катар хочет сохранить свое влияние на ХАМАС в сложной политической игре с Египтом. В свою очередь Каир также хочет не только сохранить, но и увеличить свой контроль над ХАМАС.

В отношении Израиля Катар также хочет показать, что от его финансирования зависит поведение ХАМАС. Если деньги поступают, то сохраняется тишина, поток по каким-то причинам прерывается, возникает вероятность еще одного вооруженного конфликта.

Естественно, что в Тель-Авиве-Иерусалиме этого не хотят, но занимают жесткую позицию. Как заявил на заседании правительства 15 ноября премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, «Мы не потерпим агрессии против Государства Израиль и граждан Израиля. Я предупреждаю террористические организации в Газе, что не стоит испытывать наше терпение даже во время кризиса коронавируса. Я никогда не разглашаю наши оперативные планы, но говорю им: вы заплатите очень высокую цену за продолжение агрессии».

Подтверждение его слов произошло на сирийской границе. В ночь на 18 ноября авиация ЦАХАЛ нанесла удары по объектам на сирийской территории. Они стали ответом на установку самодельных взрывных устройств на Голанских высотах, на израильской границе. Обстрелам истребителей ЦАХАЛ подверглись восемь целей, которые принадлежали как силам «Кудс» иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР), так и Сирийской арабской армии (САА).

На этот раз израильская сторона оперативно подтвердила налет и подробно рассказала об операции. Отметим, что под удары попали и комплексы продвинутых ПВО, надо полагать российские, которые вели огонь по истребителям.

Как рассказал официальный представитель ЦАХАЛ Джонатан Конрикус,  «Одна из целей являлась военной базой, где располагался штаб иранских сил в Сирии в международном аэропорту Дамаска, и мы нанесли удар по одной из структур». Другой целью стал секретный военный объект, который был местом встречи иранских делегаций по их прибытии в Сирию, еще один – это 7-я дивизия сирийской армии. «Цель операции состоит в том, чтобы донести четкое послание, что мы не допустим иранского закрепления в Сирии и не потерпим того, что Сирия способствует такому закреплению Ирана. Очевидно, что сигнал, который мы отправили четыре месяца назад, не был достаточно ясным ни для иранцев, ни для сирийского режима». Речь идет об инциденте в начале августа, когда четверо боевиков, которые устанавливали взрывчатку у забора безопасности на Голанских высотах, были убиты в результате израильского удара.

Движение ХАМАС находится в довольно сложном положении. По разным причинам Каир и Доха требуют от него прекращения военного противостояния с Израилем, а Тегеран как раз настаивает на его усилении. Вот и возникает соблазн потребовать больших средств как элемент балансирования между тремя центрами силы.

В Дохе прекрасно понимают, что после войны за Карабах значительное внимание Турции будет сосредоточено на Южном Кавказе и в восточной части Средиземного моря. Так или иначе, но возникает некоторый люфт в отношении Анкары к сектору Газа. Вот его и спешит использовать Катар, не останавливаясь и перед финансовым шантажом ХАМАС. По мнению Катара, деваться боевикам просто некуда. В значительной степени Анкаре и Тегерану не до них. Последнему нужно находить ресурсы для ликвидации последствий израильских налетов в Сирии.

Проблема в том, что изыскивать их становится все сложнее, а российский партнер только спит и видит, как подвинуть Иран в Сирии и занять его место.

Юрий Райхель. 2020/11/22 14:02

Рубрика: Маншет, Мир, Политика

Тема: Иран, катар, ХАМАС


Лента