«В основе напряженности между Ираном и Азербайджаном лежат три причины» — Взгляд из Израиля

Iran pitaetsya zanyat mesto Rossii na Kavkaze

Интервью # с израильским политологом, профессором политических наук Университета Ариэль в Самарии и Университета Бар-Илан Зеэвом Ханином:

— Очередной виток напряженности между Азербайджаном и Ираном, вызванный нападением на посольство в Тегеране, не спадает. Более того, на днях иранский военный самолет совершил облет границы с Азербайджаном, что вызвало протест Баку. Каковы ваши прогнозы относительно дальнейшего развития ситуации?

— Полагаю, что в основе напряженности между Ираном и Азербайджаном лежат три причины. Первый момент – это стратегическое сближение между Тегераном и Москвой, и в этом контексте – стремление Ирана заполнить ту нишу, которую оставляет Россия, уходя или сокращая свое присутствие на Южном Кавказе, имея в виду прежде всего, разумеется, свои геополитические интересы, но одновременно – интересы своего стратегического партнера Армении. И то, и другое почти неизбежно эскалирует конфликт с Баку.

Второй момент – непростая ситуация в самом Иране, включая рост общественного протеста городского населения тоталитарному режиму аятолл и также сопротивление иранскому режиму дискриминируемых этнических меньшинств. В первую очередь речь идет о многомиллионных азербайджанцах, живущих в Иране. Соответственно, иранские лидеры пытаются канализировать внутреннюю напряженность вовне, и первым «естественным» адресом является Азербайджан, который к тому же является стратегическим союзником главного объявленного врага иранских исламистов – Израиля.

Третий момент – это избранная иранцами модель поведения, которая на практике оказалась далеко не оптимальной. Ее двумя базовыми параметрами было поддержание определенного уровня напряженности на границе с Азербайджаном, и с другой — усилия иранских спецслужб по дестабилизации Азербайджана путем разжигания этнического и религиозно-сектантского сепаратизма. В итоге, хотя в Тегеране на данном этапе не заинтересованы в полномасштабном конфликте с Азербайджаном, необходимость постоянного «повышения ставок» в рамках этой линии – включая упомянутые нападения на посольство, маневры вблизи южной границы Азербайджана, нарушение воздушного пространства и прочее может привести в определенный момент к потере контроля над этим процессом, и развитие полномасштабного конфликта станет реальным вариантом.

— На днях Иран и Саудовская Аравия договорились нормализовать отношения. О каких процессах в регионе может свидетельствовать подобное?

— Нормализация отношений Ирана и Саудовской Аравии имеет под собой ряд причин. Первая причина заключается в том, что в Вашингтоне вероятно опять взяли курс на возобновление ядерной сделки с Тегераном. В связи с этим в Эр-Рияде могут предположить, что они не получат поддержку США в случае решения силовым путем проблемы ядерного потенциала Ирана – в силу чего саудиты готовы проверить возможность иных вариантов обеспечения своей безопасности. Вторым моментом является новый виток террористической активности радикальных группировок палестинских арабов против Израиля, и соответствующая реакция израильских спецслужб. На этом фоне объявленная премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в качестве ближайшей опции формальная нормализация отношений с КСА, вновь откладывается. А с ней – и идея предложенного в свое время Израилем создания блока Израиля и умеренных арабских режимов, против Ирана и радикального суннитского исламизма. Поскольку сложно сказать, когда эта тема вновь появится на повестке дня, Саудовская Аравия на данном этапе в той или иной степени заинтересована в нормализации отношений с Ираном.

Третьим моментом, как мне кажется, является связь с геополитической ситуацией в зоне Персидского залива. Сюда стягиваются интересы различных центров силы, в первую очередь — Китая. По этой причине в Саудовской Аравии не заинтересованы быть чужими на этом празднике жизни. Иными словами, эта страна хочет продолжать контролировать ситуацию в этом регионе.

— В мае запланировано проведение президентских выборов в Турции. Изменится ли судьба нынешних израильско-турецких отношений в случае, если нынешний президент Реджеп Эрдоган проиграет выборы?

— Эрдоган сделал многое для того, чтобы максимально перестроить политическую систему Турции с целью сохранения своего контроля над ней, и потому мне сложно представить его готовность легко отдать власть. Но даже если президент Турции сменится, я не думаю, что фундаментальным образом изменится внешняя политика страны. Собственно говоря, Эрдоган пришел к выводу о том, что прежняя политика неооттоманизма, то есть установления контроля или максимального влияния Турции над территориями, которые ранее были частью Османской империи, перестала быть актуальной. На первый план вышла идея о лидирующей роли Турции в тюркском мире. Поэтому тенденция укрепления связей с тюркскими странами, в первую очередь с Азербайджаном и государствами Центральной Азии, будет оставаться основным внешнеполитическим курсом независимо от того, кто сидит в кресле президента Турции. Подобное будет доминирующим фактором внешней политики и Азербайджана, что неизбежно приведет к дополнительным столкновениям с Москвой.

— В свете российско-украинского конфликта Россия и Иран заинтересованы в развитии транспортного коридора «Север-Юг», связующим звеном которого является Азербайджан. Вместе с тем у Азербайджана в последние время стали напряженными отношения с Россией и Ираном. Будет ли способствовать данный фактор нормализации отношений с Ираном и Россией?

— Насколько я могу судить, если такая идея и обсуждалась ранее, сегодня о ней вряд ли можно говорить всерьез. В любом случае, если существует заинтересованность подключить Азербайджан к тому или иному транспортному коридору, то, не будучи заинтересован в углублении конфликта или повышения градуса напряженности с Ираном и Россией, Баку потребует четких гарантий соблюдения собственных интересов. И не факт, что в Тегеране и Москве будут готовы на это пойти.

Другое дело, что Азербайджан также является важным связующим звеном по транспортировке энергоресурсов из Центральной Азии в Европу. Дружественная Азербайджану Турция намерена стать региональным газовым хабом. Сейчас идут разговоры о том, чтобы израильский газ через Кипр транспортировался в Турцию и далее в Европу.

— Согласно израильской прессе, в конце марта запланирован визит главы МИД Азербайджана Джейхуна Байрамова в Израиль. Это первый в истории визит в Израиль главы МИД Азербайджана. Какие на ваш взгляд первостепенные вопросы будут рассмотрены в ходе этого визита?

— Полагаю, что визит главы МИД Азербайджана Джейхуна Байрамова в Израиль будет касаться трех традиционных пунктов. Это оборонное партнерство, экспорт израильских технологий гражданского и военного назначения в Азербайджан и развитие там соответствующей инфраструктуры, оборонное, информационно-разведывательное партнерство в отношении Ирана в том контексте, в котором заинтересованы обе страны. Третьим моментом, на мой взгляд с учетом того, что президент Ильхам Алиев сыграл, как считается, ключевую роль в нормализации отношений между Турцией и Израилем, может стать эта тема. И конечно в ходе визита пойдет речь о развитии всего поля культурного, социального, политического и дипломатического партнерства между двумя странами. То есть, визит главы МИД будет означать некую формализацию уже идущих процессов, будут ли при этом обсуждаться и некие новые идеи – об этом мы узнаем, скорее, в ходе и после визита.

 

 


Лента

О погоде

2024/07/21 13:20