Армения-ЕС: слово «партнерство» тут явно не подойдет

Вступило в силу Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве Армения-ЕС, и по этому поводу состоялся разговор между министром иностранных дел Армении Арой Айвазяном и комиссаром ЕС по вопросам расширения и политики соседства Оливером Вархели.

Как сообщает пресс-служба армянского МИД, Айвазян и Вархели выразили уверенность, что соглашение придаст новый импульс развитию взаимоотношений сторон.

Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве Армения-ЕС полностью вступило в силу с 1 марта 2021 года. Документ был подписан в 2017 году в рамках Саммита Восточного партнерства, состоявшегося в Брюсселе 24 ноября.

Считается, что это соглашение поднимает двусторонние отношения между Республикой Армения и Европейским Союзом на новый уровень партнерства, регулирует диалог в политической и экономической сферах, касается сотрудничества в различных областях, таких как правосудие, безопасность, экономика, сельское хозяйство, инфраструктура, окружающая среда, климат, образование, наука, культура, здоровье.

По сути, это шаг на пути к сближению и интеграции Армении с Европой. И тут возникает два вопроса. Во-первых, в силах ли Армения в своем нынешнем состоянии военного разгрома, экономического кризиса и морально-психологической подавленности населения начать делать хоть что-то из заявленного в этом соглашении? Во-вторых, «старший брат» Россия и раньше нервно реагировала на подобные попытки Еревана выстраивать какие-либо независимые связи с Западом, так можно ли надеяться, что теперь Москва позволит что-то подобное Армении?

На эти вопросы # ответил известный политолог, старший советник Бакинского международного центра мультикультурализма Тофиг Аббасов:

— Во-первых, Москва очень ревниво относилась к этой теме еще в 2013-14 гг., когда Серж Саргсян, будучи президентом Армении, пытался актуализировать вопрос подписания с ЕС соглашения об ассоциации. Тогда его вызвали в Москву, дали по шапке, и сказали, чтобы он не зарывался. Он послушался и включил задний ход.

В 2017 году было подписано уже усеченное соглашение с ЕС, в котором вопросы безопасности и стратегического характера так и остались под ведением Москвы и ОДКБ. За основу этого документа было принято некое экономическое взаимодействие.

С тех пор утекло немало воды, и сейчас уже ситуация другая. Мы знаем, что в Армении после прихода Пашиняна активизировались прозападные силы, но задача, которую они ставят перед собой, трудновыполнима. Потому что полностью вывести Армению из орбиты российского влияния и переподчинить ее западным силовым центрам практически невозможно.

С другой стороны, а нужно ли это Западу – брать на себя бремя такой проблемной республики, которая мыкается, совершенно не может ориентироваться в геоэкономической обстановке и, самое главное, еще и подпитывает векторы военной эскалации, выступает возмутителем спокойствия в таком важном и коммуникативно незаменимом регионе как Южный Кавказ.

Я думаю, что сейчас уже чисто протокольно срабатывают действия по поводу документа, подписанного ЕС в 2017 году. Уже просто никуда не деться – раз есть официальное соглашение, значит, надо о нем говорить, надо к нему возвращаться, надо его оживлять (скорее всего, в условиях Армении).

Но трудно сказать, какие могут быть действия по его практическому наполнению в стране, которая едва ли не полностью находится в разобранном состоянии. После поражения в войне Армения не может наладить свое собственное дыхание. Хромают все основные блоки – экономический, социальный, гуманитарный.

Поэтому Армении сейчас скорее нужна финансовая помощь, чтобы она оправилась от глубокого кризиса.

Трудно предречь, какими станут решения Брюсселя, но Армения действительно напоминает страну, которой придется ходить по миру с протянутой рукой, чтобы получить какие-то инвестиции и восстановить экономику. Обстановка удручающая, внешний долг республики перевалил, насколько я помню, за $8 млрд. и составляет порядка 62% от ВВП – это очень тревожный показатель. Когда этот показатель превышает даже 30%, уже бьют в набат и приступают к экстраординарным мерам.

И для ЕС Армения сейчас важна не в экономическом, а чисто политическом смысле, чтобы использовать ее в возможных конфигурациях против России.

Но что это даст самой стране? Армения переживает острую депопуляцию, и ей надо помочь. Мне кажется, сколько бы она не смотрела в сторону Запада, все равно больше она повязана с ЕАЭС, с Россией, с постсоветским пространством. И та «платформа шести», которую предложили региону, в том числе и Армении, Азербайджан и Турция, это наиболее оптимальный вариант для того, чтобы оживить экономику и открыть какие-то перспективы для этой страны. Но для этого остро необходима политическая стабильность.

Безусловно, всё, что происходит на постсоветском пространстве, находится в поле интересов западных институтов, они никогда не устают от того, что пытаются вовлечь в орбиту своего влияния этих акторов, и им казалось, что Армения наиболее подходящий кандидат в этом отношении.

Но способна ли будет Армения представить себя как полноценный субъект? Это пока вопрос. Она не в полном смысле суверенное образование. Ей необходимо встряхнуть себя, собраться с силами и показать, что она готова к сотрудничеству.

Если Армения присягнет политике добрососедства, откажется от территориальных притязаний, то ближайшие соседи, прежде всего, Турция и Азербайджан смогут вытянуть ее из болота нищеты и разрухи, и вселить надежду на нормальную жизнь.

 

 

 


Лента