Переговоры по Донбассу: несколько целей Киева

В последнее время Киев проявляет определенную активность в попытках урегулирования Донбасского конфликта. Советник по информационной политике украинской делегации в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) Алексей Арестович заявил, что на восстановление Донбасса необходимо от 15 до 21 млрд долларов. А еще он заявил, что украинская делегация разработала «План совместных шагов», согласно которому в начале 2021 года из Донбасса выведут «незаконные формирования и наемников». По его словам, это позволит провести 31 марта местные выборы.

Но интересно, насколько реален этот оптимистичный план Украины? Можно ли надеяться, что его примут к рассмотрению посредники, Россия? Или это заявление сделано с иной целью?

О своем взгляде на эту ситуацию рассказали # известные эксперты.

Алекс Григорьевс, политаналитик, доктор филологических наук, независимый журналист (Латвия):

— И Алексей Арестович, и Леонид Кравчук, и, я думаю, президент Зеленский понимают, что Россия из Донбасса не  уйдет на приемлемых для Украины условиях, пока у власти в России Путин. Соответственно, все, что делается в Трехсторонней группе, делается с другими целями.

У Украины таких основных целей две: 1) уменьшить потери в людях и средствах; и 2) еще раз продемонстрировать миру (посредникам, партнерам по нормандскому формату) агрессивность России, попросту говоря, доказать, что виновата в конфликте и в его нерешенности Россия.

Надо сказать, что эта стратегия довольно успешна. По первому пункту: было проведено несколько обменов российских преступников на украинцев, находившихся в российском плену, и значительно снизились потери Вооруженных сил Украины на линии фронта.

Относительно второго пункта (продемонстрировать агрессивность России) Алексей Арестович говорит прямо: «А вопрос в том, что 9 декабря истекает год с момента прошлогодних договоренностей в Париже в нормандском формате. И кто-то должен оказаться виновным».

Фактически, у Украины есть выбор: зная, что программу максимум (вернуть контроль над своей суверенной территорией) в данный момент выполнить не удастся, не делать ничего, или постараться, постоянно предлагая разные шаги по улучшению ситуации, добиться хотя бы промежуточных целей. Нынешний подход явно второй. Я уверен, что он не случаен, а осознан, и думаю, что это правильный подход.

Володимир Копчак, руководитель Южнокавказского филиала украинского Центра исследований армии, конверсии и разоружения (Тбилиси):

— Отрадно, что азербайджанская медиа/экспертная площадка поднимает такие вопросы. У Украины и Азербайджана к широкому спектру проектов сотрудничества добавляются и новые «перспективные» темы для обсуждения – как то: восстановление деоккупированных территорий и выведение «незаконных вооруженных формирований». Без лобовых аналогий, конечно, и тем не менее.

Что касается озвученных сумм на восстановление ныне оккупированной части Донбасса (15-21 млрд долларов США), то конкретные цифры, на мой взгляд, вторичны. Так как в любом случае они будут значительными. Превратить оккупированные территории в некое подобие «Сомали» с разрушенной до основания экономикой и инфраструктурой, с депрессивным и обманутым пропагандой населением – ничего нового, всё это почерк Кремля как оккупанта. И там прекрасно понимают цену вопроса по восстановлению всего этого. Поэтому промежуточными целями дальнейшего гибридного наступления РФ на Украину являются в т.ч. — а) вернуть эти отдельные районы Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) Украине на своих условиях; б) повесить их восстановление на Киев, но под своим контролем, плюс уйти от ответственности за оккупацию и нанесенный ею ущерб. Посему одной из задач Киева является всего этого не допустить, в т.ч. в рамках работы Украинской делегации в ТКГ.

Что касается уже заезженного вопроса проведения в ОРДЛО местных выборов 31 марта 2020 года, то логику процесса я вижу следующим образом (отбрасывая вариант капитуляции):

Выборы 31 марта 2020 года не состоятся. По совокупности причин, главная из которых — Кремль не выполнит двух основных условий для безопасного проведения этих самых выборов, а именно: выведение российских оккупационных войск и передача Украине контроля над границей. Эти «красные линии» Киев преступать не намерен. У меня стойкая уверенность, что Москва не поменяет в этом плане своей позиции (и тем более не реализует эти условия Киева) до 30 января 2021 года. Почему важна эта дата? Потому что Украина последовательно отстаивает позицию, что выборы должны пройти по украинскому законодательству, поэтому они для проведения 31 марта должны быть объявлены не позднее 30 января.

Также в украинской логике выборы должны соответствовать критериям ОБСЕ. Чья миссия со сложным названием должна прибыть на место ДО назначения выборов по приглашению украинской стороны. В нашем случае – уже в начале следующего года. Приглашение ОБСЕ от Киева не получит, так как Украина не сможет гарантировать безопасность миссии на неподконтрольной себе территории. Почему не сможет – см. два условия выше.

Понимают ли в Киеве в целом и в ТКГ в частности тупиковость ситуации вокруг «31 марта»? Думаю, что да. Должен ли Киев подталкивать Кремль к выполнению двух основных условий, предлагая свои варианты (пускай и будучи негласно уверенным, что Москва их отбросит)? Тоже думаю, что да. В том числе для демонстрации своей конструктивной позиции «глубоко озабоченным» европейским партнерам (озабоченным среди прочего неготовностью Киева преступать «красные линии»). Ну и это опять же вопрос ответственности – чётко продемонстрировать – кто реально повинен в срыве выборов 31 марта 2021 года…

Рауф Оруджев. 2020/11/24 12:02

Рубрика: Маншет, Политика

Тема: Переговоры по Донбассу


Лента