Российский аналитик: “Кремль поставил крест на Кочаряне, но не мешает ему тратить деньги диаспоры в России”

Внеочередные выборы в Армении завершились разгромной победой Никола Пашиняна. Какие бы не делали прогнозы о том, что Кочарян победит или же, будут повторные выборы, реальность такова, что армянский народ отказался от «бывших» и больше не хочет жить с пережитком прошлого. Однако, всем понятно, что партия Кочаряна прошла в парламент,  и она не будет там просто так сидеть, на пару с Саргсяном они попытаются саботировать решения правительства.

О том, как будет развиваться дальнейшая политическая ситуация в Армении, рассказал в интервью #, российский эксперт Олег Кузнецов.

— Как вы оцениваете итоги выборов в Армении? Армянский народ проголосовал за Пашиняна или против Кочаряна? 

 Я всегда говорил, что на внеочередных парламентских выборах в Армении 20 июня победу одержит партия нынешней власти «Гражданский договор», в чем легко можно убедиться, прочитав мои комментарии и публикации на эту тему. Но я не ожидал того, что победа сторонников Пашиняна окажется настолько убедительной — без малого 54% принявших участие в голосовании, — что позволит им сформировать свое собственное не коалиционное правительство. Ранее я говорил о том, что курс, проводимый Пашиняном найдет поддержку от трети до двух пятых его сограждан, после чего партия «Гражданский договор» будет вынуждена формировать коалиционное правительство парламентского большинства, но на деле оказалось так, что в новом составе Национального Собрания Армении она получит чуть ли не две трети депутатских мест, так как ей будут переданы голоса непрошедших электоральный ценз на выборах иных партий и политических блоков. По сути, по итогам выборов сторонники Пашиняна в парламенте в сравнении с его предыдущим составом образца 2018 года если что-то и потеряют по количеству мандатов, то эта потеря будет минимальной и никак не отразится на курсе армянской внешней и внутренней политики.

Уже сейчас можно говорить о том, что Пашиняна поддержала армянская провинция без Карабаха, а также средние слои городского населения, традиционно являющиеся поставщиками солдат во всех странах и для всех армий мира. Откровенно реваншистское содержание предвыборной агитации Кочаряна оттолкнула от него эту традиционно консервативную часть электората, для которой перспектива любого социального потрясения является угрозой личного относительного материального благополучия.

Новая война против Азербайджана в Карабахе, к которой призывал Кочарян на митингах своих сторонников в Ереване, никак не входила в планы средне статистического армянского обывателя, и я более чем уверен, что большинство нынешних армянских военнослужащих и резервистов, а также члены их семей голосовали за Пашиняна только в надежде на то, что при нем новой войны точно не будет. Электорат Кочаряна тоже в своей массе понятен — это маргиналы, которые, как и во всех других странах более всего подвержены воздействию радикальной риторики, а также те представители бизнеса, кто потерял свои активы в Карабахе после его освобождения азербайджанской армией от 30-летней оккупации. Именно эти криминальные дельцы больше всех инвестировали в информационную поддержку Кочаряна не столько в армянской, сколько в российской прессе.

— Как для Москвы такой исход ситуации, ведь они делали ставку на Кочаряна? 

— Я не раз уже говорил и публично, и в частном порядке, что в Азербайджане существует стойкое и превратное мнение о том, как в Кремле формируется политическое мнение по тому или иному вопросу. Азербайджанцы думают, что в России должно происходить так, как это происходит в Азербайджане, где все в конченом счете решает политическая воля президента Ильхама Алиева, а азербайджанская пресса вещает строго в контексте политической воли главы государства. По аналогии с этим азербайджанцы думают, что в России все решает политическая воля Владимира Путина, а позиция российской прессы есть зеркальное отражение позиции Кремля. Но на самом деле в России все не так.

Страной управляют государственно-олигархические кланы, а внутренняя политика страны и деятельность ее президента сводится к формированию баланса интересов этих кланов или, как стало модно их называть в последнее время, «башен Кремля». Каждая из «башен» имеет свои собственные средства массовой информации, считающиеся формально государственными, но отражающие не интересы страны в целом, а интересы конкретной «башни», которые в отдельных вопросах, например, в вопросе отношения к Армении или отношения лично к Кочаряну, могут не совпадать с официальной позицией Кремля.

Такое «вольнодумство» допускается до определенного предела, — пока оно не противоречит интересам внутрикланового консенсуса, и до этих пор пресса свободна поддерживать кого угодно, лишь бы он не был против интересов России и исправно платил деньги за эту поддержку. Политическая пресса в России более коммерциализирована, а поэтому более всеядна в сравнении с азербайджанской, чего граждане вашей страны зачастую не понимают. В российских масс-медиа на коммерческой основе можно разместить любую статью или ролик, если в его содержании в негативном контенте не упоминается Россия, лично Путин и проводимая им политика.

Выборы в Армении никакого отношения к этим трем табу не имели, поэтому российская пресса охотно зарабатывала на поддержке Кочаряна, отчего в азербайджанском обществе сложилось мнение, будто и верховная власть в России поддерживает именно его. В реальности Кремль уже давно поставил крест на Кочаряне, но не мешает ему тратить деньги армянской диаспоры именно в России, чтобы он не тратил их где-то еще. Чистый бизнес и никакой политики, но азербайджанцы в силу своей непосредственной вовлеченности в конфликт с армянами воспринимают все не так, как это есть на самом деле.

Беспрецедентные усилия российской прессы в пользу этого политика лишний раз показали, насколько сильно влияние армянского политического криминала на информационное пространство моей страны, насколько отдельные политические силы в России заинтересованы в реставрации  «карабахского клана», чтобы Армения, как при Кочаряне, по-прежнему оставалась «стиральной машинкой» для российских (и не только) криминальных денег, частью логистической цепочки иранского наркотрафика и источником дешевой рабочей силы на дорожных работах. По сути, информационные ресурсы России были вовлечены в таком объеме в предвыборную агитацию в Армении, что без тени сомнения можно говорить о ее открытом вмешательстве в выборы в этой стране, что, однако, не помогло изменить там внутриполитическую ситуацию. Только надо понимать, что столь активное участие российских масс-медиа в парламентских выборах в Армении было простимулировано не за счет использования административного ресурса власти, а за счет финансовых ресурсов армянского олигархата, который очень сильно проиграл в финансовом отношении в результате политического поражения Кочаряна, которому за этот «форс-мажор» еще предстоит держать ответ.

— Кочарян теперь будет депутатом и лидером второй партии в парламенте. Внутриполитическая борьба продолжается дальше? 

— Сейчас многие зарубежные политологи задаются вопросом, а сможет ли Кочарян провернуть против Пашиняна тот же трюк, который тому удалось провести весной 2018 года против экс-президента Саргсяна, то есть вывести на улицы протестующие толпы для свержения власти под предлогом фальсификации результатов голосования и нелегитимности выборов как таковых?

Не думаю, что это может случиться, и причина этому одна — Кочарян уже мобилизовал абсолютно весь своей социально-политический потенциал в Армении и смог добиться за счет него назначения и проведения внеочередных парламентских выборов. На этом же потенциале он провел весь электоральный цикл, что четверть населения как поддерживала его зимой этого года, так и продолжает поддерживать, никак не изменяясь количественно, как три четверти были против его возвращения во власть, так и продолжают оставаться его идейными или политическими противниками. В процессе выборной кампании расклад внутриполитических симпатий и антипатий в Армении никак не изменился, социальный раскол как был, так и остается, но в эмоциально-психологическом плане только усилился и углубился. Так что общенационального протеста против официальных итогов голосования, как это сделал Пашинян в 2018 году, сегодня Кочарян создать не сможет.

При этом он получил от четверти своих сограждан мандат на представительство их интересов в парламенте и в самое ближайшее время станет главой не только уличной, но и парламентской оппозиции, тем самым существенно институализировав ее статус. После этого, вполне возможно, массовые уличные протесты в Ереване пойдут на спад, а концентрированное выражение всего социально-политического негатива переместится в Национальное Собрание. В парламенте Кочарян вряд ли может повлиять на главную функцию этого органа государственной власти — на формирование, принятие и перераспределение государственного бюджета страны, но в качестве ультраправого трибуна он выступать будет не раз, добавляя перца во внутриполитическую жизнь Армении. В любом случае и для любой страны парламентская оппозиция много лучше и полезнее уличной, и если Кочарян готов принять эти правила игры, то он будет присутствовать в армянской политике еще очень и очень долго.

 

 

Ниджат Гаджиев. 2021/06/21 20:27

Рубрика: Политика

Тема: карабахский клан, победа пашиняна


Лента